Велопоход по Крыму. 2006 г.

И вот он торжественный миг удачи – виноватый взгляд, бормотание про то, что неплохо бы отдохнуть и погреться после затяжной зимы, да и просто – надо ведь иногда отдыхать кроме двух недель летом. В ответ пауза. По Станиславскому. А вдруг сам поймет, что сейчас не время, что работы выше крыши, что два раза в году отдыхать – это наглость. Нет. Молчит. Значит уверен, значит придется отпускать. На неделю. «Ладно, только не забудь оформить все в системе». «Система» — это такая примочка к Lotus Notes, в которой оформляешь свое отсутствие. Жутко ненадежная, но необходимая для полноценного счастья формальность.

А как все начиналось? Да как и все великие дела. Спонтанно. То есть было понимание, что relax нужен, но формат был совершенно неочевиден – мало хотеть, надо еще мочь. И как всегда, звонок, обычный такой звонок от приятеля – «на конец мая ничего не планируешь?». О приятеле особо. Уникальный человек, с которым мы можем по году не видеться, месяцами не общаться, но уж если зацепились, то…..Жди или пешего восхождения на Ахун, нехилого (нехилого для человека без какой-либо подготовки) велопробега по Подмосковью или, на худой конец, похода за грибами, когда обратно уже и идти не хочется, а уж видеть их…То есть, типа, редко, но метко. Вот такой приятель.

Из реплики, разгорелась идея, что ехать надо, правда, как и любой уважающий себя проект, он стал в итоге загибаться, но, как и все спонтанное, в итоге был реализован.
Поначалу на горизонте замаячил нудный Кисловодск и прочий Кавказ. Поездки в горы, прогулки на Эльбрус и минеральная вода из кружек. Но хотелось чего-то солнечного и нестандартного. На счастье, знакомые, те, что уже покорили Анды и сплавились по Амазонке, и уже подбирались к Непалу и Эвересту, на майские тривиально покатались на велосипедах по Крыму и очень остались довольны. И я завелся. Анды с Амазонкой пока были в планах, а вот так, без особых телодвижений примкнуть к касте непляжебрюхолежателей… В общем, идея была озвучена. Приятель принял ее на ура. Сразу решили, что велосипеды берем с собой – приятель гордо заметил, что у него Кама. Я тоже был не фунт изюма – года два назад мне подарили велосипед неизвестной марки со стальной рамой, зато алюминиевыми колесами, обвеской Shimano и передним подвесом. В этой комплектации и заботливо смазанный детским вазелином, он пролежал все это время в гараже у отца, не проехав и километра.

Отзыв о велопоходе по Крыму
Воодушевившись, мы стали решать вопрос транспортировки. И тут я лишний раз убедился, что родители плохого не посоветуют. Отец, узнав о наших грандиозных планах, скромно поинтересовался – а нет ли на славном полуострове проката велосипедов. Изначально мысль показалась кощунственной – она обрекала наши самые романтичные помыслы на формализованную процедуру. Осталось еще полететь на самолете, чтобы все превратилось в обычный отпуск. Хорошо, что в этот момент мы все-таки не поленились набрать заветные «прокат велосипедов в Крыму» в строке того, где «найдется все». Обилия ответов не было, но ссылки имелись, а почитав сайты и подумав, что тащить на себе стальных коней все-таки не так весело, мы пришли к выводу, что так и быть – коней возьмем в прокат, но все остальное у нас не отнять. На том и порешили. Помчавшись в ночи на Павелецкий вокзал, благополучно взяли одни из последних тикетов – плацкарт – боковые места и счастливые расползлись по домам.
До старта оставалась неделя. На три посланных в разные места запроса были получены три следующих ответа – «Мы сидим в Ялте, но открытие сезона только в июне», «Прокат только у нас, больше нигде не найдете, приезжайте, договоримся» (кстати, от достаточно известного персонажа, как я потом узнал) и наиболее адекватным был ответ от некоего (на тот момент) Марата, который и mеganom, и velosipeda.net в одном флаконе. Сайт порадовал хорошей разблюдовкой, конкретными маршрутами, да и вообще производил впечатление, хорошо организованного мероприятия. Ответ гласил, «приезжайте, все будет». Кстати, вышел я на Марата абсолютно случайно – его сайты не вываливались в поиске, но, к счастью, поисковик зацепил кусок форума, где как раз рекомендовали Марата. На том и остановились.
Не буду описывать, какие непредвиденные обстоятельства могли порушить все наши планы и как мы благополучно все преодолели. Скажу лишь, что пасмурным и хмурым утром 21 мая мы нарисовались на перроне Курского вокзала и отчалили, откупорив по бутылочке Becks по этому случаю.

 

Говорить про дорогу, в общем, особо нечего, а то я рискую из-за своего обилия текста и так потерять последнего читателя, скажу лишь, что все меньше бабушек на перронах – практически нереально купить душистой картошки с лучком со всякой снедью. Поэтому приобретенные в ночи пирожки с картошкой на Харьковском перроне были той самой радостью, что обеспечила крепкий сон.
Велопоход по Крыму, отзыв

Так или иначе, но по утру мы были в Симферополе, который встретил нас небольшими облаками. Еще накануне мы созвонились с Маратом и уже знали, что нас встречают. Отдых уже начался! Этот непередаваемый аромат юга, люди не такие сумасшедшие, кстати, все очень симпатично, чисто и аккуратно. Может еще не сезон?

Велопоходы по Крыму

Еще в Москве я прочитал, что мы поедем в поселок Научный – а кто не знает, там находится Крымская обсерватория, причем не самая маленькая, как по меркам Союза, так и ставшая самой крупной на «незалэжной», если что, Марат поправит. Так вот, для таких туристов-путешественников, обещали организовать экскурсию, что добавляло радости, ибо покататься на велосипедах каждый может, а вот еще посмотреть по-серьезному на звезды….Ну в общем, вы понимаете….

Опять же про дорогу до Научного не буду – нас встретили, по-южному с огоньком доставили, места очень красивые, подъем на гору и красивая панорама вокруг. Первое ощущение, что ты на отдыхе. Мы в Научном.

Нас встретил Марат, «нордический» характер которого сразу напомнил известные строчки из сериала всех времен и народов. Нас разместили в очень уютной квартире, где (sic!) была и холодная, и горячая вода, а на кухне ждал горячий чай, который пришелся очень кстати моему простуженному горлу – об этом особо. Неожиданная майская московская жара заставила активно включать кондишн в московских пробках, а холодное пиво Сокол из-под Курска только усугубило проблему – в итоге в Симферополе я уже с трудом мог излагать посещающие меня мысли, что при Крымской жаре смотрелось дивительно. Жуть. Так с присвистом и хрипом и изъяснялся. «Забавные ребята», вероятно, подумал Марат, когда вдобавок узнал, что мой напарник ни разу не ездил на велосипеде с переключателем передач. Так или иначе, но мы проводили в дорогу московскую группу, стартовавшую перед нами, заодно познакомившись с колоритным человеком по имени Ваня У, который оставил нам кастрюлю борща, и сели пить чай, который хотелось пить кружками. Марат объявил тихий час, и мы договорились встретиться после обеда.

Опять же про дорогу до Научного не буду – нас встретили, по-южному с огоньком доставили, места очень красивые, подъем на гору и красивая панорама вокруг. Первое ощущение, что ты на отдыхе. Мы в Научном.

Нас встретил Марат, «нордический» характер которого сразу напомнил известные строчки из сериала всех времен и народов. Нас разместили в очень уютной квартире, где (sic!) была и холодная, и горячая вода, а на кухне ждал горячий чай, который пришелся очень кстати моему простуженному горлу – об этом особо.

Неожиданная майская московская жара заставила активно включать кондишн в московских пробках, а холодное пиво Сокол из-под Курска только усугубило проблему – в итоге в Симферополе я уже с трудом мог излагать посещающие меня мысли, что при Крымской жаре смотрелось дивительно. Жуть. Так с присвистом и хрипом и изъяснялся. «Забавные ребята», вероятно, подумал Марат, когда вдобавок узнал, что мой напарник ни разу не ездил на велосипеде с переключателем передач. Так или иначе, но мы проводили в дорогу московскую группу, стартовавшую перед нами, заодно познакомившись с колоритным человеком по имени Ваня У, который оставил нам кастрюлю борща, и сели пить чай, который хотелось пить кружками. Марат объявил тихий час, и мы договорились встретиться после обеда.

На самом деле подъемы подъемами, а вот некоторые спуски….Наконец-то я понял, что такое downhill (смейтесь профи). Спасибо Марату – он показал, как надо оттопыривать задницу и вставать на руки, чтобы балансировать на заторможенном велосипеде. Спасибо. Не скажу, что я вспоминал об этом на всех наших спусках, но когда начинал заваливаться, то это было первое, что приходило мне в голову.

 

Покатавшись и пофотографировавшись на фоне местных коров, мы опять расстались до вечера, бо была обещана экскурсия на телескопы с возможностью посмотреть на звезды. Самое смешное, что ноги не болели – говорят, это происходит на следующий день, поэтому мы бодренько доковыляли до магазина и прикупили продукты. Марат научил, что очень полезно трескать макароны, равно как и лопать арбуз перед подъемом.

Еще, глядя на мои страдания – голос окончательно пропал где-то в районе легких, Марат щедро собрал чебреца и посоветовал его заварить, рассказав, что на привалах инструкторы обязательно заваривают чай из трав, если им конечно напомнить :)

Так вот, мы затарились макаронами и мило их натрескались, хотя до похода оставалось еще немало времени. Но что может быть вкуснее наших советских макарон, слегка разварившихся, да приправленных маслицем, которые наворачиваешь после обалденного борща приготовления Ивана У? Конечно, сразу рисуется милая картина «картошки» или стройотряда, по телу пробегает нега юношеских воспоминаний, а когда за окном теплое южное солнце. Ну, в общем, вы понимаете.

Проспав положенное время, мы были разбужены звонком Марата, который сигнализировал, что до экскурсии оставалось 10 минут. Сборы были быстрыми, а шаг част и скор. Нас встретила мама Марата и группа товарищей, среди которых выделялись два прибалтийских юноши, которые также собирались на завтра в поход.

 

Экскурсия очень понравилась, нам показали основные телескопы, оказалось, что «смотреть» в них сейчас не принято – все выводится на ПЗС-матрицу, а потом в комп, т.е. никаких тебе астрономов в колпаках, примкнувших к коллиматору (кажется так). Еще показали очень древний цейсовский телескоп, который забрали у фашистов, за то, что те нацарапали что-то типа «Здесь был Ганс» на метровом зеркале местного телескопа. Дикие люди.

В общем, экскурсия очень интересная, одно плохо. Как назло, пока мы изучали матчасть, на небе набежали ночные облака и….даже луна скрылась, чего уж там говорить про звезды…Облом, короче.

 

Наша цель – добраться к концу дня до подножия Ай-Петри, чтобы на утро штурмовать оное. Метод штурма обсуждался и окончательно определен не был. Чтобы реализовать план нам к вечеру надо было как минимум выйти на Соколиное, от которого до подножия было рукой подать. До Соколиного, в свою очередь, было два пути – очевидный, но неблизкий путь через Бахчисарай, который хоть и был подробно изображен на карте, но проходил по автомобильным трассам, или более экзотический, но практически неописанный – через долину на Куйбышево. Говорить, какой вариант выбрали мы, не надо – ясно что такие законченные искатели приключений из офиса только и ждали возможности пойти нехожеными тропами. А пока мы бодренько спустили с горы, на которой расположена обсерватория, к небольшому поселку Верхоречье, где вдоволь нафотографировались, принимая суровые позы покорителей склонов и матерых downhill

щиков. Выбравшись на равнинный асфальт, мы притопили, благо дорога позволяла, да и просто настроение было замечательное – голубое небо и яркое солнце, которого так не хватает на широтах выше Белгорода. В общем, наслаждались. Мы так бодро взяли темп, что стали с угрожающей скоростью приближаться к окраинам Бахчисарая, что явно не входило в наши планы и, хотя покидать равнинную дорогу не хотелось, начали допрос местного населения на предмет тропы через горы на трассу Высокое – Куйбышево.

 

 

Вернувшись, мы еще раз сверили часы, Василий внимательно просмотрел карты, а я пополз на кухню отпаиваться чаем с чебрецом – горло не отпускало.

И вот оно утро! Утро нашего старта, нашего, как мы надеялись, временного прощания с цивилизацией. Утренний сбор у гаража, последние наставления, фотографии путешественников, календарики, рукопожатия, «надееемся, что мы еще увидимся», Марат провожает нас до околицы – дальше сами. Начинаем со спуска – хороший знак! Рюкзаки получились тяжелые – наверное, взяли многовато вещей (как потом оказалось – нормально). В общем, выехали. Спуск на радость оказался затяжным, что намного приятнее, чем затяжной подъем. Оно и понятно – мы же были на горе.

 

Было загрустив от слов одного из аборигенов, что «непросто это, давно там никто не ходил» (подумалось: «прямо джунгли какие-то, а не полуостров Крым»), нам на счастье попался дедушка Аслан, из рассказа которого мы узнали, что: а) дорога есть, б) найти ее не просто, а совсем непросто, бо времена, когда колбаса была по 3.20 и при поездке в Крым не проверяли паспорта, а вся эта трасса была отмечена ленточками, и по ней водили группы туристов, давно миновали, в результате чего: а) дедушка Аслан вернулся на свою историческую родину из-под Тулы и б) ленточек боле нет, а потому «идти вам ребята через Баштановку на озеро, от озера выйти на поляну, а потом держаться правее, а там найдете».

Поблагодарив разговорчивого дедушку, мы набрали воды из близлежащего источника, Василий заодно слазил на гору к стоянке первобытного человека, сообщив, правда, что, скорее всего, это стоянка современных варваров, после чего мы вернулись к Баштановке и смело съехали с асфальта. Порыскав по поселку в поисках парного молока (слабость такая), мы решили, что большой переход начинается с большого перекуса, благо, вставшее в зените солнце, да и первые пройденные километры навели на мысль, что подкрепиться будет нелишним. Устроившись на террасе небольшого магазинчика, на витринах, которого (sic!) лежал стандартный ассортимент обычного московского супермаркета, включая йогурты Ermingut, мы пожевали колбаски и насладились видами гор, заодно поболтав с местным латифундистом из-под Рязани, который сообщил, что весь поселок скуплен россиянами, включая москвичей (это отдельная такая порода).

 

Настроение еще улучшилось, чего не скажешь про способность крутить педали – первые метры давались с трудом. Впрочем, появившееся скоро за поселком горное озеро свидетельствовало о том, что с дороги мы еще не сбились. Хотя уже хотелось, потому как вид людей и даже забравшейся сюда «Волги» все еще не давали ощущения полной свободы и отрыва от цивилизации. Мы были бы не мы, особенно я со своим горлом, если бы не погрузились, прямо скажем, в ледяную воду озера, что, впрочем, прибавило сил и духа. Дальнейший путь показал, что в горах на удивление много дорог. Во всяком случае, от поляны на краю озера уходило как минимум три вполне сносных автомобильных колеи, каждая из которых претендовала на дорогу «на Куйбышево». Указателей, что характерно для гор, не оказалось и мы, как те богатыри, после серии оживленных дискуссий поехали по средней, благо она показалась наиболее соответствующей направлению на карте. Проехав поляну, мы углубились в лес. И тут я полюбил жизнь, а небо наполнилось алмазами. Нельзя сказать, чтобы мы штурмовали отвесный склон, но дорога, которая постоянно шла с уклоном вверх, очень быстро выявила недостатки в политико-воспитательном, точнее физкультурно-здорово-образо-жизненном времяпрепровождении.

 

 

Если физически подготовленный Василий, как тот трактор, уверенно шел вперед, я все чаще переходил на шаг, все чаще прикладывался к горлышку, да и вообще как-то начал все чаще вспоминать свой дом и работу. Поэтому когда спустя час этого отнюдь не крутого подъема наконец достигли некой развилки, которая даже была отмечена неким подобием указателя (здесь были люди!!!), а Василий сказал, что неподалеку опять стоянка какого-то первобытного человека, я с радостью опустился на землю и, недолго думая, залег, бо стоять сил практически уже не было. Пролежав так полчаса, я ощутил, что покинувшие было меня силы возвращаются, да и вообще жизнь прекрасна.

Вернувшийся Василий сообщил, что нашел дорогу и мы опять двинули вперед. Если до этого наш путь пролегал через какие-то кустарники невысокие деревья, то теперь мы выбрались на склон горы и нашему взору предстали восхитительные красоты Крыма, любуясь которыми, мы стали спускать вниз, причем не будучи отягощенными знаниями и опытом, позволяли себе достаточно смелые и стремительные отрезки спуска, которые в итоге вылились в совершенно замечательный и реальный downhill к Куйбышево (наверное такое надо снимать на камеру) – т.е. мы реально неслись на наших навьюченных великах вниз, внутренне визжа от восторга, скорости, свободы и самого ощущения, что мы в Крыму, сами по себе, несемся вниз.

 

Ну и не самое маловажное – откричавшись как ненормальные и выехав на дорогу, мы спросили проходивших мимо бабушек, куда собственно занесла нас судьба. Надо ли говорить, что их ответ «Куйбышево» был тем бальзамом на душу, потому что означал, что мы вышли на трассу к Соколиному, а значит наш план по выходу к подножью Ай-Петри к вечеру выполнялся и ночевка в Танковом нам не грозила. Но тут пошел дождь.
На самом деле дождь собирался уже давно, что, кстати, заметно облегчило наше передвижение, но теперь достаточно сильный ливень заставил спрятаться под козырек остановки и смотреть на крупные капли с фонтанчиками брызг разбивавшиеся об асфальт. На счастье дождь не затянулся и мы двинули по трассе с небольшими подъемами и множеством населенных пунктов. Особо ничего не скажешь – дорога и есть дорога. Радовало, что солнце особо не палило, машин было немного, подъемов тоже. Делая привалы и попивая кефирчик, мы прошли Голубинку и уже приближались к Соколиному, которое еще утром казалось таким далеким и недоступным. Соколиное мы прошли уже ближе к шести, хотя солнце в конце мая все еще продолжало светить и радовать своими лучами. Впрочем, мысли о том, что где-то надо ночевать уже все чаще и чаще посещали сознание. Я скис, т.е. каждый новый подъем, а их с приближением горной гряды становилось, как назло, все больше, уже не вызывал былого оптимизма – я все чаще спешивался, в то время как неутомимый напарник прокладывал дорогу в наше будущее. Хотелось верить, что светлое. Будущее, благодаря Василию, оказалось очень привлекательным и конструктивным. Взобравшись на очередной подъем и вынырнув из-за поворота, я увидел его беседующим с водителем белого Форда-Транзит. Ситуация обрисовывалась следующим образом – Сергей, так звали нашего нового знакомого, был готов закинуть нас завтра на Ай-Петри, а также помочь с организацией ночевки. Мы хлопнули по рукам и, сняв передние колеса у потрудившихся коней, с удовольствием забрались в салон микроавтобуса.

 

Для начала Сергей предложил приткнуться на местную турбазу, благо это гарантировало мягкую кровать и, если повезет, ужин. Турбаза Орлиный Залет (есть в этом названии что-то нестандартное, «Гусары, молчать!») порадовала закрытыми воротами и тишиной. Дальнейшее общение с персоналом, который возможно считал, что в Украинской ССР еще не начался туристский сезон, а потому «а мы не знаем», «сегодня завезли только шесть ужинов», «спросите у администратора», привело к мысли, что стоит поискать альтернативные места ночевки. А я-то думал…оранжевая революция, Майдан, все дела, без пяти минут ЕС….короче, Сергей предложил переночевать в домике лесника. Что может родиться при этих словах у цивилизованных жителей первопрестольной, проводящих лучшие годы своей жизни в офисах с искусственным освещением, кондиционированным воздухом, воды из пластиковых бутылок и бизнес-ланча из полуфабрикатов? Конечно, просмоленный сруб, шкура медведя на полу, камин, ружья на стенах, ну и по мелочи – банька, медовуха, остальное по вкусу. Что мы книжек не читали? Именно так я это и представлял, пока Сергей вез нас к самому леснику за ключами, в магазине, где мы закупили провизии, а потом по дороге к самому домику. Нельзя не сказать, что байки (велосипеды) байками, а Транзит вечером все равно лучше. Грело и то, что сам домик находился уже на подъеме к Ай-Петри, а значит нам предстояла ночь у камина, в горах, <дальше по вкусу>….А?

Я даже еще не успел задуматься и догадаться, что нас ждет, пока мы выгружались из Форда – в конце концов, домик не обязательно должен был быть срубом – белая мазанка тоже могла хранить в себе массу достоинств или, по крайней мере, камин. Хорошо, что у разворачивающегося в обратный путь Сергея мы успели спросить про воду, на что он как-то неуверенно сказал, что здесь воды нет, а вот ручей внизу уж точно протекает. На том и попрощались до утра.
Повторный обход помещений выявил в соседней подсобке старый матрас, который был отвергнут, из-за опасения познакомиться со всякой живностью.
В общем, спустя час, мы уже были полны сил, настроение заметно улучшилось, о чем мы незамедлительно поделились с домашними по телефонам. Тем временем стемнело и если чего еще не хватало двум странникам, так это сытного ужина и, как мы надеялись, крепкого сна.

Инвентаризация показала, что шанс выспаться есть, после чего мы решили перейти к водным процедурам. Прихватив с собой смену белья – которым мы запаслись, благодаря наставлениям Марата, мы пошли искать ручей, который, по словам нашего спасителя, находился вниз от дороги. Ручей оказался даже небольшой речушкой, которая утекала в долину Grand Canyon и никак иначе.

 

Я не помню, кто первый открыл дверь и вошел вовнутрь, но вспомнилась фраза из «Острова сокровищ», что«живые позавидуют мертвым». И было от чего. Не то чтобы шкура медведя лежала не на своем месте или камин был еще не растоплен…После предбанника нас встретила комната метров сорок со сколоченными нарами и без единого намека на хоть что-то, что могло хоть как-то смягчить контакт с конструкцией из свежеструганных досок – отступать было некуда. Сергей уже уехал, солнце садилось за гору, правда сбылась наша мечта – цивилизация отсутствовала, как таковая. Напрочь. Правда, Сергей еще сказал, что вниз по дороге есть кафе, где неплохо кормят, но работает ли оно в не сезон, он не знал. Короче, ситуация складывалась так, что ее надо было брать в свои руки. Первым делом мы решили оценить наши возможности по организации спальных мест, для чего из рюкзаков были вытряхнуты все имеющиеся в наличии вещи, включая даже субботний «Коммерсант» – мы же грамотные, с детства знаем, что безработные в Америке оборачивались газетами, чтобы не замерзнуть.
Когда мы вышли на дорогу стало совсем темно, а как я уже сказал, цивилизация крепко с нами попрощалась, оставив лишь огни какого-то пустынного санатория и изредка проезжающие машины. Не сезон.

Ведомые словами Сергея, мы спустились по дороге и увидели свет придорожного кафе, а, приблизившись, и трех абреков, которые смотрели фильм с интонациями и, вероятно, общим смыслом трагедии «Разбитое сердце» из Мимино. Вероятно, они были удивлены нашему визиту еще больше, чем мы тому факту, что они работают. И нельзя сказать, чтобы наше появление сильно их обрадовало и заставило суетиться и шуршать. Скорее, мы почувствовали себя нарушителями семейной идиллии и, вероятно, в наших глазах была обозначена некоторая степень вины за причиненные неудобства. Тем не менее, голод брал свое и, придав выражению своего лица несколько свирепый вид, я промолвил, что Сергей хорошо о них отзывался и сказал, что здесь его друзья и они нас накормят. Не знаю, произвела ли эта произнесенная в одиннадцатом часу ночи белиберда хоть какой эффект, но хозяева заведениями смирились с тем, что им придется накормить этих незнамо откуда свалившихся на них посетителей, тем более, они едва ли припоминали Сергея, а Сергеи бывают разные и стоит ли рисковать, тем более, что люди по виду вменяемые, а значит должны заплатить. А мы тем временем, первый раз за вечер присели на скамейки, заказали вина, гордо выбрав из трех предложенных бутылок и остановив свой выбор на мускателе, что, как нам объяснили позже, совсем не мускат. Но значило ли это что-то в ночи на горе у подножья Ай-Петри после такого дня приключений и странствий. Конечно, мы откровенно оттягивались кабы еще не усталость, которая, конечно, брала свое. Навернув лагмана и далмы и заполировав все это названным мускателем, поблагодарив хозяев заведения, которые, конечно, спасли нас от голодной ночи, мы вернулись в дом.

Спасибо мускателю – вновь увиденное уже не так испугало нас, мы еще раз проверили – не завалялось ли в рюкзаке еще какого толстого носка, выключили свет и залегли. Опять же спасибо мускателю – ворочались мы не долго, ибо доски не перина, и даже не матрас, и даже….в общем, доски они и есть доски, даже если на них положено полотенце и две майки. Кстати, никогда не думал, что в правильном протекании сна (поправляя очки) такую роль играет подушка. Я бы даже сказал – здоровый сон – это прежде всего правильная подушка! Ее мне заменяла теплая толстовка, завернутая в полотенце. Прокатило. Поутру Василий добавил, что его быстрому засыпанию способствовал мой богатырский храп, услышав который, он понял, что либо он уснет сейчас, либо уже никогда.

Утром до приезда Сергея мы успели сходить в Большой Каньон, где Василий окунулся в ванну молодости.

 

Потом нас ждал Сергей, который на своем бодром Транзите забросил нас на Ай-Петри. Там, палимые полуденным солнцем, мы посмотрели на шапку облаков плотно окутавших побережье и смело тронулись дальше в путь, благо дорога теперь шла исключительно вниз. По пути, пофотографировавшись в облаке, мы активно совершали аэробное вентилирование легких, благо воздух соснового леса очень этому вентилированию способствовал.

 

 

 

Спустившись к Ялте, мы вынырнули на тропу Воронцова, которая идет до Мисхора, где у нас планировался постой, на одном уровне относительно моря, отчего этот переход запомнился только видами моря и просто хорошим настроением – море было совсем близко, а после московской зимы, поверьте, это баальшой повод для хорошего настроения и вообще любви ко всем окружающим. Так мы и добрались до Мисхора, где, сняв отдельный домик, тоже неплохо провели время, правда, честно признаемся, велосипеды мы еще использовали дважды – для еще одного спуска с Ай-Петри, куда мы поднялись на фуникулере и для возврата этих самых коней в Ялту.

 

Все остальное время мы шатались по побережью – сходили в Воронцовский дворец, где в ожидании теплохода на Ялту, попивая теперь уже мускат, узнали об энергетическом катаклизме в Москве, потом пошатались по Ялте, благо оба давно не были. Да и вообще, замечу, Крым в конце мая на недельку – это большое удовольствие – народу мало, море уже терпимое, а ты уже можешь отвлечься и немного побыть с собой.

Вы спросите, а где героические будни, покорение вершин, сбитые в кровь колени и непередвигающиеcя ступни? Где романтика и суп из котелка? А я отвечу….

Это все еще впереди! Впереди ливень, который мы встретили с Иваном У на подъеме, когда вода смывала нас вниз, а колеса на равнине после десяти метров обрастали грязью и не могли ехать, впереди ночь в гроте и гречневая каша с тушенкой, впереди полуночный борщ на кухне в Балаклаве и подземный завод по ремонту подводных лодок, о чем я надеюсь рассказать не позднее нового года (шутка), а пока…..а пока нам было просто хорошо от того, что мы не просто плюхнулись на пляже с пивом (т.е. мы конечно плюхнулись, но сначала провели ночь на нарах), а немножко привнесли в свою жизнь что-то новое, чего так не хватает в этих бетонных городах и синтетических офисах…. За что еще раз большое спасибо Марату….

Добавить комментарий